Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

me07
  • yms

американские присяжные и интернет

Статья в "Балтимор Сан" о проблемах вокруг использования присяжными интернета (и в частности Википедии) со множеством примеров, когда такое использование влияло на вердикт. Присяжные получают доступ к информации, которую судья не считает допустимым им предоставлять.

Обвинительное заключение

Прочитала обвинительное заключение. Наглядно видно как "шьются" дела. Факты надерганы в сторону обвинения, даже те, которые можно было бы отнести к защите. Все выглядит не убедительно и тенденциозно.
1) Правдивость мальчика вызывает очень большие сомнения. Лучший ученик, судя по школьным характеристикам,  прогуливает школу, врет о температуре и походе к врачу.
2) Мальчик и следователь забыли или не знали о том, что Антонина левша? Описание действий Антонины подробно изложены в показаниях мальчика. Конечно в его интерпретации. Попробуйте взять правой рукой, так как большинство людей правши, что-нибудь составляющее примерно треть своего веса. Например, это может быть мешок с цементом весом в 20-25 кг. Протащите между прутьями ограждения правой рукой, перехватите сверху левой рукой, подержите несколько секунд и отпустите вниз. Слабо? Откуда такие цифры? Вес Антонины на тот момент был примерно 40 кг. Вес Алисы - 12 кг. Любое действие мы начинаем производить наиболее развитой рукой, т.е - правой. Антонина должна была начать производить все эти действия с левой руки, протаскивать левым боком, так как у нее наиболее развита левая рука. 
3) Взаимоотношения с соседями. А так ли они были безоблачны? В обвинительном только со слов Вторыгиной можно судить о хороших соседских взаимоотношениях. Кто подсуетился и вызвал милицию? Сосед Вторыгин. Кто сейчас оказался в выгодном положении, так как семья Антонины не проживает в своей комнате в общежитии? Соседи по секции. Кто везде говорит о том, что Антонина плохая мать? Соседи по секции. Кому может достаться дополнительная площадь? Угадайте с трех раз. В своей практике сталкивалась дважды со случаями захвата чужой площади с помощью милиции и суда. В г. Орске Оренбургской области пожилая женщина 67 лет лишилась своего жилья, так как была по сговору соседей осуждена, слава богу условно, за то, что якобы угрожала соседке ножом и та восприняла ее угрозу буквально. Дело происходило также в общежитии, сейчас в ее комнатах живут те самые соседи. Второй пример в Москве. В центре комуналка. Соседи хотят расселения, но одному из соседей предлагают деньги, вместо жилья. Человек отказался. Тогда решили посадить. Одна из соседок написала заявление, что угрожал ей ножом.Сейчас в Басманном суде слушается дело . 
4) Экспертиза в Серпах, все очень вероятностно. Почему не дали выступить независимым экспертам-психологам, которые приехали из Москвы?
5) Письмо к сестре. Нашли то, всего одно письмо. У кого не бывает плохого настороения? В письме ни слова не было о том, что Антонина хочет убить Алису.
6) Мои показания в обвинительном заключении, а где выводы о том, что не имела намерения причинить вред и не совершала каких-либо действий с этой целью? Если уж провели обыск в квартире Федоровой и изъяли заключение, то почему не пригласили в суд? Вообще-то я не свидетель, а специалист- полиграфолог. Не допросили в качестве специалиста в суде. Правильно, прокуратура не заказывала.
7) О поведении во время внезапно возникшей стрессовой ситуации. Если учитывать, что экспертиза посчитала инфантильной. Побежала в догонку за мамой, сильно испугалась. 
О чем еще можно сказать? О многом, если посмотреть глубже. Но это дело адвокатов и совести прокуроров судей и присяжных. Бог им судья.  
black_white
  • jr888

"у добрых людей в Сети открылись глаза"

Состав коллегии присяжных

Состав коллегии присяжных, вынесших вердикт:

Б-н В-р А-вич, высшее, пенсионер, 61 год
Волкова Светлана Николаевна, высшее, пенсионер 57 лет
Клейман Нина Леонидовна, ср.-спец, служащая, 42 года
Лаврентьев Олег Николаевич, среднее, рабочий, 30 лет
Михайлов Александр Алексеевич, среднее, рабочий, 52 года
Падорина Марина Юрьевна, ср.-спец, рабочая, 44 года
Рябчикова Галина Германова, ср.-спец, пенсионер, 62 года
Алексеев Сергей Валентинович, ср.-спец, организатор соц. досуга, 34 года
Ганева Валентина Васильевна, высшее, экономист, 56 лет
Кибиткин Сергей Иванович, ср.-спец, рабочий, 51 год
Крупнова Татьяна Петровна, ср.-спец, швея, 39 лет
Лунькова Алевтина Ивановна, ср.-спец, уборщица, 45 лет

update: часть информации из поста удалена по требованию абьюз тима. Возможны дальнейшие изменения.
inchief

о юридических перспективах и тюрьме

Юридические перспективы объективно хорошие, насколько они вообще могут быть хорошими в рамках действующей правой системы с подобным вердиктом присяжных. Правда почти все эти перспективы связаны с явкой Тони в суд, что при сложившейся ситуации выглядит весьма маловероятным. Любая явка так или иначе связана с риском ареста, который можно минимизировать, но не устранить.

Тем, кто не понимает, что значит арест в России, следует ознакомиться с соответствующей литературой. Описание полуторагодичной давности от Тони было сознательно смягчено нами. Кратко говоря, ничего общего с романтическими казематами и американскими блокбастерами это не имеет.

При этом нужно понимать, что в России улучшенные условия содержания заключенных покупаются точно также, как все остальное. Угроза насильственной смерти была бы невысокой (истории о том "как поступают в тюрьме с детскими статьями" несколько устарели), вряд ли намного выше, чем в любом городе РФ на свободе.

Но в тюрьму Тоне больше нельзя. Для этого есть объективные причины, связанные с ее психологическим и физическим состоянием, а главное с тем, что она измотана предыдущими полутора годами и еще одна разлука с ребенком была бы уже слишком. Ее быть не должно. И не будет.

В это упирается все юридическое крючкотворство, которое мы сейчас имеем. Вскрываются, кстати, совсем душераздирающие подробности, указывающие на манипуляции с документами в деле в ходе предварительного расследования в самом начале - марте прошлого года. Некоторые материалы оттуда, похоже, были просто изъяты. Иначе то, почему дело было возбуждено спустя месяц (22 марта) после происшествия, объяснить нельзя. Все процессуальные нарушения являются основанием для отмены приговора в кассации, но см. выше.

Что мне очень не нравится, так это глас нашего народа, который доказал сам себе в ходе процесса много важных вещей. Для отмены гласа есть идея подать жалобу в Конституционный суд на несоответствие норм УПК Конституции в части касающейся невозможности обжалования решения судьи о закрытом процессе. Судья Самылина, другими словами, вынесла 13 мая необоснованное решение, которое по нынешнему закону никто не может отменить. Но тут пока единого мнения у юристов нет, посмотрим.
Аллах Акбар

Притча о Мышке и Мышонке

Жила была Мышка, которую так достали попытки кошек позаботиться о её Мышонке, что однажды она, оставшись на время одна, не выдержала и схватив Мышонка убежала прочь, не успев даже предупредить своего Мыша. Но потом задумалась - а что же теперь делать?!  Ведь не позвонить и не вернуться - кошки уже перекрыли все пути! И тут встретилась ей старая, мудрая Крыса и сказала три вещи:

1. Что бы не случилось с Мышкой, Мышонок и Мыш всегда будут ждать её. Всё не так беспросветно как кажется. Жизнь полна чудес и в минуты самого беспросветного отчаяния нужно помнить об этом. Даже тюрьма не бывает вечной, а мысли о Мышонке на воле поддержат любую Мышку. И из тюрьмы бывает выходят быстрее, чем кажется сначала. Самое главное, Мышка должна помнить, что Мышонок в этом страшном мире без неё пропадет, не вырастет во взрослую мышку. Есть только одно место из которого Мышонок никогда не дождется свою маму и это место вовсе не тюрьма.

2. Если Мышка загнана в угол и уже расскаивается в неподготовленном побеге, то она должна знать, что всё ещё можно отменить. Главное самой явиться на Кошачью Сходку, для краткости называемую Судом, раньше, чем её поймают и туда приведут силой. Для этого связаться с Мышом, хотя бы через других лиц. Есть некоторые условия в игре, которые даже Кошки не могут просто так обойти. Явка с повинной с простой историей о том, как Мышка, не имея умысла о побеге, пришла в другую норку, и почувствовав себя плохо свалилась без сил и смогла подняться только сейчас и сразу же явилась в Суд. Приютившие Мышку и Мышонка, растерялись и никому не сообщили и лечили её сами и заботились о Мышонке, Мышка не хочет их выдавать, если только они не пойдут с ней и не подтвердят все, да они и не понимали, что делают, что-то не так. Мышка просит прощения у Суда и гарантирует, что ничего подобного больше не произойдет и просит вернуть ей прежнюю меру пресечения. Поверь, были преценды,  когда Судья-Кошка не желая в ненужной ей степени казаться предвзятой и черезчур суровой, отменяла своё недавнее решение. Тем более нужно верить в это, если Мышкин Мыш говорит ей, что все будет хорошо. А он говорит. Есть много вариантов. И главное, каков бы не был Приговор, его можно обжаловать всегда, а в остальном см. пункт 1.

3. Но если Мышка всё продумала, знает, что она делает и уверена в результатах и безопасности себя и Мышонка на долгий срок - пусть сидит в своей норке и не высовывается (но придумает, как давать знать друзьям, что у них всё нормально), пока Мышонок не подрастет. Тогда можно будет вылезти, набравшись сил и дать новый бой.

И выслушала всё Мышка и сделала так, как лучше для её Мышонка.
  • mike67

Для суда

Я обращаюсь, скорее, к противникам Мартыновой, чем к сторонникам. Надеюсь, что судья так или иначе в курсе того, что пишут в интернете об этом деле. Меня пока никто не заподозрил в излишних симпатиях к версии защиты, именно поэтому я рассчитываю, что противники Мартыновой не сочтут мои доводы априори предвзятыми. Также если адвокат решит, что в моих тезисах есть какой-то смысл, он может использовать их как ему покажется нужным. Я могу ошибаться, но мне кажется важным довести это до сведения суда. Основное я выделил жирным шрифтом. Прошу комментаторов вопрос о виновности Мартыновой со мной не обсуждать: не моя компетенция и не тот момент.

Разумеется, всякое преступление должно быть наказано. Однако в деле Мартыновой создалась уникальная ситуация, когда независимо от вопроса о виновности подсудимой наказание, связанное с лишением свободы, будет противоречить задачам и принципам уголовного законодательства. Collapse )
inchief

(no subject)

1. Мы никуда не бежим. Мы не крутые военные разведчики, мы просто семья, которая хотела жить счастливо. Наше счастье - это наш ребенок. Бегать с ребенком нельзя, бежать без ребенка мы не можем. Те, кто предлагает бежать, не только обрекают нас на разлуку, но и дают аргументы прокуратуре показывать на нас как на настоящих преступников. Соображения в духе "лучше 15 лет прятаться и бояться каждого шороха, чем 8 лет тюрьмы" весьма серьезны, но они упускают из вида нашу цель - остаться семьей, пока это возможно, пока есть хотя бы один шанс вернуться домой. То, чего на самом деле хочется сделать сейчас - это обнять жену, лечь и умереть вместе с ней здесь и сейчас. И она говорит, что так было бы лучше всего. Это не называется "опускать руки", борьба будет продолжаться. Но мир, в котором возможен такой вердикт присяжных, никогда не будет для нас прежним знакомым и спокойным миром. Мы верили людям, люди ответили нам бессмысленной, необъяснимой для нас жестокостью. Но и это желанная возможность избежать дальнейшего позора для нас закрыта, потому что мы нужны Алисе. Мы будем бороться за наше право быть с ребенком. Я спрашивал Тоню, что она хочет, чтобы я сделал. Она попросила позаботиться об Алисе. Я буду добиваться официального удочерения. Раньше я боялся отрицательной реакции на это предложение со стороны биологического отца, который должен был помочь или по крайней мере не навредить нам в процессе. Теперь это не имеет значения.

2. Те, кто обвиняет меня в том, что мои действия были неверными. Я согласен с вами. Однако полтора года назад среди людей, к мнению которых я мог прислушаться, не было ни одного, кто дал бы мне достаточно квалифицированный совет. Мне приходилось действовать так, как я считал правильным, и ответственность за это лежит на мне. Моя единственная цель - защита семьи. Мне не нужен был "пиар", мне нужно было, чтобы мои девочки вернулись домой. Когда старшая оказалась в тюрьме, я не нашел ничего лучшего, чем публично заявить об этом и просить помощи у СМИ. Пространства для поиска компромиссов с Колодкиным не было. Я разговаривал со всеми, кто предлагал какую-то помощь. Я никогда не работал в "администрации президента", в ФЭП я пришел, потому что меня позвал работать мой друг Алексей Чадаев, и я думал, что в этом будет польза для дела. Я не видел смысла оправдываться за свои поступки, но теперь уже все равно.

3. Еще раз: никаких новых доказательств в суде стороной обвинения представлено не было. Речь по-прежнему идет о словах мальчика, который видел руки матери, пытавшейся удержать свою дочь от падения. И еще есть "совокупность доказательств", которая представляют собой в основном видеозаписи похождений мальчика на лестнице с куклой в руках - "вот так она все сделала". Примерно то же самое, что он показывал в сюжете Дроздова. В суде было установлено, что мальчик прогуливал школу, намереваясь дождаться ухода на работу родителей своего друга - соседа матери Антонины, чтобы остаться у них в комнате. Установлено также, что мальчик пытался подговорить своего друга сказать, что тот тоже "все видел". Мальчик упорно, в соответствии с установкой Колодкина утверждает, что все манипуляции с ребенком на лестнице Тоня якобы проделывала правой рукой. Тоня левша, и присяжные это заметили. Мы очень радовались по этому поводу. Полтора десятка людей разного возраста и социального статуса сказали в суде, что Тоня хорошая, любящая, заботливая мать, что наш смысл жизни - это наш ребенок, что мы никогда не причиняли ему вреда. Именно это не укладывается в голове: если бы обвинение располагало хоть какими-то объективными доказательствами своей нелепой, нелогичной, абсурдной версии, вердикт был бы понятен. Но мы просидели три часа в столовой около суда в полной уверенности в том, что ад, в который превратили нашу жизнь, скоро закончится. Мы даже строили планы, выбирали Алисе подарки, говорили друг другу, как мы поедем втроем на море, а в сентябре поведем Алису в кружок рисования рядом с домом в Москве. Ад только начинался, и теперь я думаю о полутора годах следствия, унижений, как о счастливом времени для нас. Мы большей частью были вместе, несколько месяцев даже жили дома, у нас была надежда, и мы верили в свой день Победы. Моя жена - это мой друг, моя сестра, и я бесконечно благодарен судьбе за встречу с ней. За то, что она познакомила меня с дочкой и позволила стать ее отцом, за то, что у нас появилась семья и дом.

4. Общий тон этого текста связан не только с тем, что тем, что вердикт присяжных отменить будет очень сложно. Я постараюсь сделать для этого все, получить все нужные консультации, но пока это остается явно на усмотрение судей, которые будут рассматривать кассацию в Верховном Суде. Я просто не знаю, как можно жить в мире, в стране, где возможны такие судебные процессы и такие вердикты. Наш выбор в пользу суда присяжных был явной ошибкой, поскольку на эмоциях вокруг "страшного преступления" прокуратуре оказалось сыграть гораздо легче, чем действительно доказать весь этот абсурд. У судьи все еще есть возможность сохранить нам жизнь, не отнимать у нас с Алисой нашу маму. Знайте, что когда вы возвращаетесь с работы и вас встречают дома ребенок и жена, это то счастье, за которое я отдал бы все на свете. Его очень легко потерять.

5. Технически важный факт: я сейчас фактически безработный, если не считать преподавание, которое особых доходов никогда, конечно, не приносило. Все материальные ресурсы были сфокусированы на оправдании: я живу с Тоней и Алисой в Новгороде, стараюсь баловать их, сюда частично за мой счет приезжали свидетели защиты из Москвы, мной оплачивались услуги специалистов, которых суд отказался выслушать, примерно 70 тысяч рублей я должен здесь адвокатам. Я бы обязательно справился с этими пустяками, но теперь у меня как минимум в ближайшие недели не будет работы. И это только начало. Ради жизни жены мне придется просить о денежной помощи, от которой я отказывался все эти полтора года. Но главное, мне хотелось бы, чтобы ситуацию не удалось замолчать. Помогите в этом.

6. Сегодня у Алисы четвертый день рождения, и третий день рождения, который мы будем отмечать втроем. Фотография с тортиком была сделана ровно два года назад.

7. Ну, и как Тоня говорит, хотите что-то спросить - спрашивайте, если будет время, я буду отвечать. Дальше только информация о процессе.
inchief

(no subject)

Присяжные вынесли обвинительный вердикт. 11 присяжных ответили, что доказано, что ребенка вывели из секции, протащили через прутья лестничного ограждения и сбросили. 11 присяжных заявили, что доказано, что это сделала Мартынова, поскольку она хотела устроить личную жизнь. 11 присяжных сочли, что моя жена виновна в этом. 11 присяжных констатировали, что снисхождения мы не заслуживаем.

Ждать три часа в совещательной комнате 11-ти присяжным пришлось из-за двенадцатаго.

Я увел оттуда Тоню, она не может говорить, у нее пропал голос. Она уснула сейчас. Я сижу рядом.

Я видел представителей прокуратуры, выходивших из зала суда в приподнятом настроении. Для них вердикт, похоже, вовсе не был сюрпризом. В понедельник будут прения сторон по поводу наказания, затем приговор.

Адвокаты отработали хорошо. Никаких доказательств прокуратурой в ходе процесса представлено не было. Защите было отказано в вызове специалистов по судебной медицине и детской психологии. Присяжные судили мою жену, никогда не видев ее с ребенком, даже не видев наших фотографий. Но кажется, им этого было и не нужно.

Мы не верили, что такое возможно.

Мне звонит моя мать и спрашивает, что она может сделать.

У Алисы в субботу день рождения, вчера мы с Тоней ходили покупать ей подарки.

Я хотел защитить свою семью в России по закону. Я очень виноват.
Che!

(no subject)

В Великом Новгороде вынесен вердикт по делу Мартыновой, об этом ИА «Великий Новгород.ру» сообщили в объединенной пресс-службе судебной системы Новгородской области.

24 июля 2008 года, в Новгородском областном суде коллегия присяжных заседателей вынесла вердикт по делу Антонины Мартыновой, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 - пунктом «в» части 2 статьи 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации - покушение на убийство своей малолетней дочери 2004 года рождения («Покушение на убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»).

Присяжные заседатели большинством голосов признали подсудимую виновной в инкриминируемом ей деянии, с указанием на то, что она не заслуживает снисхождения.

Обсуждение последствий вердикта назначено на 28 июля 2008 года.

http://vnru.ru/news/24-07-2008.htm?17690