Кирилл Мартынов (kmartynov) wrote in novgorod_delo,
Кирилл Мартынов
kmartynov
novgorod_delo

Category:
Самое страшное во всей ситуации, по-моему, заключается в том, что ровным счетом никого - ни следователей, ни прокуроров, ни опеку, ни судей, ни присяжных - так и не заинтересовал один очевидный вопрос: а любят ли друг друга мать и дочка. Для меня и для всех, кто знает нас, ответить на этот вопрос очень просто. Но если нам всем не верят, потому что мы все лица заинтересованные (конечно, мы очень заинтересованы в том, чтобы ребенок не остался сиротой из-за такой "заботы), можно ведь было обратиться к профессионалам?

Профессионалами бы здесь выступили семейные и детские психологи. Что характерно за 13 месяцев следствия, включившие в себя две психиатрические и одну психологическую экспертизу, никто из "раскрывших страшное преступление" не попытался поставить перед психологами вопрос об отношениях в нашей семье. Никто! Ни разу! Это ведь немедленно разрушило весь этот бред. Судья Самылина тоже сочла такие "неудобные" для обвинения подробности излишними.

В декабре 2007 года мы по запросу адвоката провели исследование с участием психологов РГГУ. Данное исследование не было приобщено к материалам дела следователем Пальчук, обжалование ее незаконного отказа приобщать этот документ к делу в суде ничего не дал, позднее судья Самылина также отказалась от этого документа как "не имеющего отношения к делу".

Ниже я привожу текст исследования, который я сохранил тогда для себя, передав оригиналы документа адвокатам:


Вопросы к экспертам.
1. Как можно охарактеризовать отношение испытуемой к дочери?
2. Как можно охарактеризовать отношение к девочке мужа испытуемой?
3. Может ли в мужчине или в особенностях отношения к нему испытуемой крыться причина гипотетических агрессивных действий испытуемой против ребенка?
4. Можно ли охарактеризовать ребенка как педагогически запущенного, запуганного, либо лишенного эмоциональной опеки со стороны матери? Боится ли ребенок мать? Боится ли ребенок мужа матери?
5. Можно ли представить гипотетические обстоятельства, которые могли бы побудить испытуемую причинить вред своей дочери?

Исследование

Исследование было проведено в три этапа. На первом этапе состоялась клиническая беседа с испытуемой и ее мужем. На втором проведено исследование испытуемой. Третий этап состоял из работы с испытуемой, ее мужем и ребенком, включая отдельное исследование ребенка.
Основные цели исследования:
выявление устойчивых черт личности испытуемой, ее ценностно-мотивационной ориентации; ее картины мира, в частности, образа желательного будущего (включен ли в него ребенок, и если да, то каким образом);
выявление структуры отношений в семье – отношение испытуемой к мужу, к ребенку, к себе в роли жены, к себе в роли матери; отношение мужа к испытуемой и к ребенку; отношение ребенка к матери, к ее мужу.
Основными методами исследования были избраны методы наблюдения за взаимодействием испытуемой с близкими по Сельвини-Палаццоли; модифицированная техника структурного анализа вербальных и невербальных высказываний по Гринбергу; модифицированная техника нарративного исследования по Сарбину; ряд методик для системного исследования психики ребенка (Кравцова, Непомнящая, Слободчиков и др.); в качестве вспомогательных методов был использован ряд проективных тестов (в том числе текстовые методики по Новиковой-Грунд).
Результаты исследования:.
Первая беседа (15сентября 2007г.) Испытуемая сдержанная, но с готовностью идет на контакт. Поведение полностью лишено демонстративных черт, наблюдается субдепрессивное состояние, адекватное жизненной ситуации. В ходе беседы легко устанавливаются негативная и позитивная точки отсчета шкалы эмоционального отношения к предмету разговора:
лингвистические и невербальные составляющие высказываний при разговоре о бывшем муже и его семье фиксируются как нижняя, негативная точка шкалы (на внешнем, контролируемом уровне эти высказывания испытуемой носят сугубо позитивный характер);
лингвистические и невербальные составляющие высказываний при разговоре о муже и о себе, своем детстве фиксируются как верхняя, позитивная точка шкалы (на контролируемом уровне эти высказывания нейтральны).
Весь дальнейший разговор о дочери характеризуется лингвистическими и невербальными особенностями, специфичными для позитивной части шкалы, что однозначно свидетельствует о глубокой привязанности, любви, приятии. Содержательная, контролируемая часть высказываний не противоречит неосознаваемой их части: испытуемая полностью осведомлена и без наводящих вопросов рассказывает о мельчайших подробностях жизни дочери, о ее здоровье , вкусах, пристрастиях, привычках, привязанностях. В качестве контрольного вопроса задается вопрос о матери испытуемой, и при ответе наблюдается характерная мозаичность отношения: на неосознаваемом уровне высказывания о матери характеризуются лингвистическими и невербальными особенностями, специфичными то как для позитивной, то как для негативной части шкалы; на осознаваемом уровне высказывания позитивны, но лишены подробностей, для выяснения которых требуются дополнительные вопросы.
В разговоре относительно будущего, построенного на системе закрытых вопросов (испытуемая не осознает, что отвечает на вопросы) ни разу не возникло эпизода, в котором бы не присутствовала дочь. Все конкретные жизненные планы, а также надежды, неосознаваемые страхи и желания испытуемой связаны с ребенком. Контрольные закрытые вопросы о муже и о матери не обнаруживают непременного присутствия этих фигур в образе будущего испытуемой. Это позволяет сделать вывод об иерархии эмоциональных привязанностей испытуемой, в которой ребенок является наивысшей и безусловной ценностью.
Вывод: испытуемая находится в прочной эмоциональной связи с ребенком, любит его, переживает свою ответственность за дочь. Свое будущее, свои перспективы она видит только и исключительно в связи с будущим своего ребенка. Образ собственного будущего в ее речи неразрывно связан с образом будущего дочери, более того, он полностью обусловлен образом будущего дочери, подчинен ему. Выявленная картина позволяет утверждать, что утрата дочери или разлука с ней для испытуемой буквально равнозначна собственной смерти: не похожа на собственную смерть, а ею является.
Беседа с испытуемой и ее мужем (15 сентября 2007г.). Невербальные особенности поведения женщины и мужчины свидетельствует о теплых, близких отношениях между ними: имея возможность расположиться в кабинете множеством разных способов, они предпочитают сесть тесно рядом, сохраняя ни разу не прерываемый тактильный контакт на протяжении всей беседы. Мужчина сосредоточен на опеке и эмоциональной поддержке женщины: он почти постоянно держит ее в поле зрения, часто старается опередить ее и ответить сам на задаваемые ей вопросы. Истинным лидером в паре является женщина: она контролирует (невербально) поведение мужа, то молчанием и соответствующей мимикой побуждая его вступить в разговор, то – чаще – побуждая его с помощью микромимических движений повременить с ответом. Одновременно с этим она обычно усиливает тактильный контакт (прикасается плечом, притрагивается к руке), смягчая таким образом свою властность и поощряя его за подчинение. На внешнем, ролевом уровне пара демонстрирует лидерство мужчины и подчиненность женщины.
Мужчина в разговоре о ребенке проявляет на уровне лингвистических и невербальных составляющих высказывания большую привязанность к девочке; на уровне контролируемых вербальных составляющих выражает озабоченность ее судьбой, рассказывает о своих усилиях, предпринимаемых с тем, чтобы обеспечить ей воспитание и уход.
Вывод: Мужчина не может быть причиной гипотетических агрессивных действий женщины в отношении ребенка, поскольку, во-первых, любит его и включает его в круг тех, о ком он заботится; во-вторых, не он, а женщина является доминирующей фигурой в паре, и она действует относительно независимо, а он осуществляет поддержку.
Беседа с женщиной, мужчиной и ребенком (12 декабря 2007г.). Войдя в кабинет, семья располагается в непосредственной тактильной близости друг к другу. В начале исследования девочка прислонилась спиной к матери, при этом рукой опирается на колено мужчины. В ходе исследования она неохотно отходит от родителей, причем мать все время держит ее в поле зрения и старается сохранять визуальный контакт, а мужчина держит в поле зрения женщину, временами переводя взгляд на девочку. Женщина чуть более скованна, чем при первой встрече, субдепрессивное состояние мимически и поведенчески более выражено, хотя на контролируемом вербальном уровне никаких жалоб не высказывает. Улыбка практически отсутствует, ее нет даже в момент приветствия. Однако как только девочка отходит от матери и исчезает их тактильный контакт, заменяясь визуальным, женщина (непроизвольно и недемонстративно) улыбается ей всякий раз, когда встречается с ней взглядом.
Ребенку показывают помещение – кабинет и смежную с ним приемную, в котором проходит встреча. Девочка вежливо и послушно рассматривает имеющиеся там игрушки, выходит за руку с психологом в приемную поздороваться с секретарем. При этом она все время ищет визуальной поддержки родителей. Через открытую дверь приемной она может видеть только отца (формальное удочерение еще не состоялось, но психологическое налицо), и их визуальный контакт становится интенсивнее: если раньше, пока ребенок был в кабинете, его визуально поддерживала мать, то теперь именно отец сосредоточивает свое внимание на ребенке, практически перестав смотреть на женщину. Лишь когда девочка возвращается в кабинет, он отрывает от нее глаза, «передавая эстафету» жене.
Девочка наконец заинтересовалась фломастерами и садится рисовать. Благодаря этому удается установить с ней контакт. Она охотно рисует и одна, и вместе с психологом, предлагая ему сюжеты рисунков и увлеченно выбирая подходящие фломастеры. При этом она обнаруживает очень большой для своего возраста словарный запас, хорошие речевые навыки, знание нескольких букв и т.п. В тот момент, как ребенок стал получать удовольствие от ситуации, расслабился и перестал бояться, расслабилась и стала улыбаться мать. Они с мужем отвлеклись от девочки и стали вполголоса общаться между собой, взглядывая на нее лишь время от времени.
На вопрос психолога, можно ли ему взять девочку на руки, последовал уверенный ответ, что рисовать вместе было хорошо, но на руки ее можно брать только папе.
Вывод: Глубокие, близкие, эмоционально насыщенные отношения испытуемой с ребенком, выявленные в беседе в отсутствие девочки, полностью подтвердились в исследовании, в котором участвовала вся семья. Кроме этого, было установлено следующее: ребенок хорошо развит и воспитан, что свидетельствует об успешности испытуемой как матери, а ее мужа – как отца; ребенок ищет эмоциональную поддержку у матери и отца и всегда находит; ребенок не обнаруживает признаков запуганности, эмоциональной неуверенности – он с возрастающим доверием относится к взрослому (психологу), видя одобрение со стороны матери и отца; ребенок называет мужчину папой, в представлениях ребенка папе отведены исключительные позитивные функции (брать на руки), на которые не имеют права чужие люди. Отдельно следует обратить внимание на напряжение родителей, возраставшее по мере удаления ребенка. Теоретически оно могло бы свидетельствовать о том, что взрослые боятся: ребенок может войти в контакт с психологом и рассказать нечто, что они стремятся скрыть. Однако, едва у девочки установился хороший контакт с психологом, во время которого и происходили все разговоры, как родители полностью расслабились и отвлеклись. Это говорит о том, что их напряжение было исключительно реакцией на напряжение девочки, они успокоились, когда успокоилась она.

Заключение
Ответы на поставленные перед экспертами вопросы.
1. Как можно охарактеризовать отношение испытуемой к дочери?
Испытуемая находится в прочной эмоциональной связи с ребенком, любит его, переживает свою ответственность за дочь. Свое будущее, свои перспективы она видит только и исключительно в связи с будущим своего ребенка. Образ собственного будущего в ее речи неразрывно связан с образом будущего дочери, более того, он полностью обусловлен образом будущего дочери, подчинен ему. Выявленная картина позволяет утверждать, что утрата дочери или разлука с ней для испытуемой буквально равнозначна собственной смерти: не похожа на собственную смерть, а ею является.
2. Как можно охарактеризовать отношение к девочке мужа испытуемой?
Мужчина любит девочку, считает ее своей дочерью, предпринимает усилия для того, чтобы обеспечить ее, дать ей хорошее воспитание и образование.
3. Может ли в мужчине или в особенностях отношения к нему испытуемой крыться причина гипотетических агрессивных действий испытуемой против ребенка?
Нет, не может. Мужчина не может быть причиной гипотетических агрессивных действий женщины в отношении ребенка, поскольку, во-первых, любит его и включает его в круг тех, о ком он заботится; во-вторых, не он, а женщина является доминирующей фигурой в паре, и она действует относительно независимо, а он осуществляет поддержку.
4. Можно ли охарактеризовать ребенка как педагогически запущенного, запуганного, либо лишенного эмоциональной опеки со стороны матери? Боится ли ребенок мать? Боится ли ребенок мужа матери?
Нет. Ребенок хорошо развит и воспитан, что свидетельствует об успешности испытуемой как матери, а ее мужа – как отца; ребенок ищет эмоциональную поддержку у матери и отца и всегда находит; ребенок не обнаруживает признаков запуганности, эмоциональной неуверенности – он с возрастающим доверием относится к взрослому (психологу), видя одобрение со стороны матери и отца; ребенок называет мужчину папой, в представлениях ребенка папе отведены исключительные позитивные функции (брать на руки), на которые не имеют права чужие люди. У девочки нет страха ни перед матерью, ни перед отцом.
5. Можно ли представить гипотетические обстоятельства, которые могли бы побудить испытуемую причинить вред своей дочери?
Да. Теоретически при отношениях между матерью и дочерью, подобных описанным, попытка причинения вреда возможна
при тяжелом психическом расстройстве (шизофрения, эпилепсия), когда женщина не отдает себе отчета в своих действиях;
при реальной или воображаемой угрозе мучительной гибели, когда возможно так называемое расширенное самоубийство;
при краткосрочном помрачении сознания (вследствие алкогольного или наркотического опьянения, внезапно развившегося острого психоза и т.п.).
Однако в данном конкретном случае ни одно из перечисленных обстоятельств не присутствует, что подтверждается также судебно-медицинской экспертизой, проведенной в Институте им.Сербского. Кроме того, в материалах дела имеется обстоятельство, которое сводит вероятность нападения испытуемой на свою дочь к долям процента: непосредственно перед моментом падения девочки испытуемая чистила зубы, и, не дочистив их, бросилась вон из квартиры к девочке. В психологии известен так называемый эффект незавершенного действия, учитывая который, можно уверенно утверждать: человек никогда не принимается за совершение какого-либо поступка, тем более осознанного, прервав стереотипное действие, воспринимающееся как единый нерасчленимый акт (умывание, бритье, обмен рукопожатиями и т.п.).Напротив того, не доведенное человеком до конца стереотипное действие всегда означает, что с этим человеком нечто случилось внезапно, не по его воле. Если бы, вопреки всяким научным психологических заключениям, испытуемая, по неким невообразимым причинам, внезапно решила бы, что хочет избавиться от ребенка или причинить ему вред, она непременно либо дочистила бы сначала зубы, либо не чистила бы их вообще.
Subscribe

  • Новость апреля 2012 года

    Новости почти 4 года, но только сегодня на неё наткнулся. Пусть будет. В Новгородской полиции сообщили, что поиски объявленной в федеральный розыск…

  • Почти год прошел с прошлой записи

    Может кто то знает какие нибудь новости? Не адреса-пароли-явки, но хотя бы "всё нормально" или "есть затруднения".

  • (no subject)

    Добрый день, дорогие сообщники! По слухам мне стало известно, что Алисе нужно немного денег. Сейчас дефицит составляет порядка тысяч долларов. Об…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 269 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Новость апреля 2012 года

    Новости почти 4 года, но только сегодня на неё наткнулся. Пусть будет. В Новгородской полиции сообщили, что поиски объявленной в федеральный розыск…

  • Почти год прошел с прошлой записи

    Может кто то знает какие нибудь новости? Не адреса-пароли-явки, но хотя бы "всё нормально" или "есть затруднения".

  • (no subject)

    Добрый день, дорогие сообщники! По слухам мне стало известно, что Алисе нужно немного денег. Сейчас дефицит составляет порядка тысяч долларов. Об…