August 20th, 2008

inchief

(no subject)

Почти месяц прошел, а я все еще не могу понять, как стала возможна эта расправа над нами, выполненная руками присяжных.

Егор Кудров, которого давать показания (от избытка доказательств у обвинения) приглашали два раза и еще несколько раз показывали на видео, менял свои слова, корректируя их в зависимости от того, как было удобнее прокурору Комаровой. То есть до обеда он говорит одно, после перерыва уточняет, что на самом деле все было несколько иначе.

Также Егор сознался, что прогуливал в этот день школу, а позже врал, что у него была температура.

Артем Вторыгин, друг Егора, рассказал о том, что Егор сразу пытался подговорить его сказать, что он "тоже все видел".

Других доказательств, кроме мнения специалиста Лоркипанидзе о том, что дети по перилам не лазают, представлено не было. Представить мнение других специалистов защите, как уже говорилось, судья Самылина не дала.

На этих железных основаниях присяжные фактически вынесли смертный приговор моей жене и обрекли быть сиротой нашего ребенка. Как такое возможно? Может быть, присяжные когда-нибудь расскажут? Или им тоже есть, что скрывать...