tridecahedron (tridecahedron) wrote in novgorod_delo,
tridecahedron
tridecahedron
novgorod_delo

Перелицевал

по своим понятиям проект обращения к президенту. Кое-что - личное.
Не отправлял еще никуда. Выношу отдельным постом в ответ на вопрос Кирилла. С новыми исправлениями и дополнениями.


В Администрацию Президента РФ
103132, г. Москва, ул. Ильинка, д. 23
от гражданина ФИО
проживающего по адресу

Господин Президент!

Прошу обратить Ваше внимание на ситуацию вокруг уголовного преследования молодой матери Федоровой (ныне Мартыновой) А. В. со стороны сначала прокуратуры г. Великий Новгород, а затем со стороны следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Новгородской области. Некоторые обстоятельства этого преследования известны мне из сообщений печати, телевидения и открытой электронной переписки с участниками событий, за развитием которых я слежу с апреля этого года. В феврале 2007 года в г. В. Новгород дочь Федоровой А.В. от первого брака в возрасте 2 лет 7 месяцев упала в межлестничный проем дома, в котором Федорова с дочерью, проживавшие перед тем в г. Москве у сожителя (в настоящее время - мужа) Федоровой, преподавателя Мартынова К.К., гостили у родственников. Спустя три дня девочка и ее мать были выписаны из больницы, где у девочки были зафиксированы повреждения, впоследствии квалифицированные как вред здоровью средней тяжести. Присутствовавший на месте происшествия мальчик 10-11 лет указал на Федорову как на прямую виновницу падения ее дочери.

Почти через месяц, 22 марта 2007 года, по результатам доследственной проверки, прокуратурой В.Новгорода в отношении Федоровой А.В. было возбуждено уголовное дело (за № 9973), а 19 апреля 2007 ей было предъявлено обвинение в покушении на убийство дочери как лица, заведомо для обвиняемой находившегося в беспомощном состоянии (ч.3 ст. 30, п. “в” ч.2 ст. 105 УК РФ). Следователь по особо важным делам прокуратуры В. Новгорода Колодкин В. В. сообщил в ответ на запрос депутата Думы В. Новгорода А.А. Дейны, дословно, что «вина Федоровой А.В. в совершении преступления по ч.3 ст. 30, п. “в” ч.2 ст. 105 УК РФ доказана показаниями несовершеннолетнего свидетеля, непосредственно наблюдавшего за преступными действиями Федоровой А.В. в момент совершения ею покушения на умышленное причинение смерти своей малолетней дочери». Мотивом покушения следователь назвал избавление матерью от дочери, «мешавшей ей своим существованием в устройстве личной жизни». По словам Федоровой, ребенок, ненадолго оказавшись без присмотра на лестничной клетке, пролез в широкую щель между прутьями перил; при этом Федорова пыталась поймать ребенка, но не успела. В тот же день Федорова была задержана и заключена под стражу. Позднее кассационным определением Новгородского областного суда от 8 мая 2007 года (дело № 3/1-103/22-503) постановление о заключении Федоровой под стражу было признано необоснованным и не соответствующим требованиям ряда статей Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Более того, как следует из ответа заместителя генерального прокурора РФ А.И. Бастрыкина депутату Государственной Думы Е.В. Ройзману (исх. №15/1-2016-07 от 27.07.2007), накануне рассмотрения кассационной жалобы в суде прокурор В. Новгорода изменил меру пресечения Федоровой с заключения под стражу на подписку о невыезде в связи нарушением требований УПК к основаниям задержания. В этом документе Заместитель генерального прокурора сообщил также, что ход и результаты расследования Генеральной прокуратурой контролируются, что следователь Колодкин В.В. был лишен премиального вознаграждения за 3 квартал 2007 года, а прокурору В. Новгорода Ефимову и его заместителю Михайлову Д.С. приказом прокурора Новгородской области было указано на ненадлежащий прокурорский надзор.

К моменту изменения меры пресечения Федорова провела в следственном изоляторе 18 дней. В кассационном определении указано на документально подтвержденное ухудшение здоровья Федоровой А.В. за время ее нахождения под стражей. Как сообщила обвиняемая, при изменении меры пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении в последнюю было включено требование не встречаться с дочерью без ее законного представителя. Законным представителем назначался проживающий в г. Москве отец девочки, с которым Федорова разведена. Ни о каком судебном решении по этому поводу в известных мне источниках не сообщалось. Таким образом, Федорова была ограничена в родительских правах, возможно, помимо установленного Семейным кодексом РФ порядка, и фактически разлучена с дочерью. Ограничение на встречи с ребенком было отменено только к 31 мая, после многочисленных жалоб.

Муж обвиняемой (летом нынешнего, 2007 года Федорова зарегистрировала брак с Мартыновым К.К. и приняла его фамилию) утверждает, что, по его сведениям, к расследованию не были привлечены детские и семейные психологи, которые могли бы дать объективную оценку характеру отношений в их семье, что были полностью проигнорированы его собственные свидетельские показания, показания друзей и родственников Мартыновой (Федоровой) А.В. При рассмотрении кассационной жалобы 8 мая 2007 года судебная коллегия ссылалась на материалы дела, которыми «установлено, что Федорова А.В. ранее не привлекалась к уголовной ответственности, положительно характеризуется в быту, имеет постоянное место жительства и средства к существованию». Как неоднократно сообщал Мартынов К.К., он считает, что в этом фрагменте кассационного определения речь идет о документах, в приобщении к делу которых адвокату Богданову А. Г. было отказано постановлением следователя Колодкина В.В. от 23 апреля 2007 года, и которые были возвращены адвокату обвиняемой. Мартынов утверждает в своем электронном дневнике, что, по его мнению, следователь Колодкин В.В. сначала приобщил к делу, а затем изъял из него эти документы, и что в этих действиях следователя могут присутствовать признаки должностного подлога.

В августе 2007 года прокуратура, обладая результатами амбулаторных психолого-психиатрической и психологической экспертиз в отношении обвиняемой, ходатайствовала о назначении в отношении нее повторной стационарной психолого-психиатрической экспертизы, которое было удовлетворено судом. Интернет-издание «ЗАКС.РУ» 14 августа сообщило об этом следующее: «основным аргументом следователя прокуратуры Великого Новгорода Колодкина в пользу проведения стационарных исследований личности Антонины Мартыновой (Федоровой) является, якобы, отсутствие в исследованиях, проведенных ранее амбулаторных исследованиях, указания на примененные специалистами методики. В то время как адвокат Воронин, представлявший сторону защиты на вчерашнем процессе, опираясь на тексты экспертных заключений, указал, что в ходе комиссионной экспертизы специалисты применяли, например, метод клинической беседы, а эксперт психолог методику Люшера». Таким образом мать и ребенок были вновь разлучены почти на месяц.

5 мая 2007 года следователь Колодкин В.В., освещая в телепередаче «Сегодня» телеканала «НТВ» ход еще не завершенного расследования, излагая в форме категоричных утверждений обвинительную версию, обмолвился, что не может даже назвать обвиняемую матерью. Также, по словам представителей прокуратуры В.Новгорода, процитированным РИА «Новости» еще 22 апреля, ожидалось, что в середине мая дело будет передано в суд. С тех пор следствие неоднократно продлевалось, дело было передано в следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Новгородской области.

20 декабря 2007 года ИА «РЕГНУМ» процитировало окончательное обвинение, которое предъявила Мартыновой (Федоровой) А. В. следователь Следственного комитета г. Великий Новгород Пальчук Д.В.: «Мартынова безразлично относилась к своей дочери, придавая ее жизни и здоровью меньшее значение, чем своему личному благополучию и своим дальнейшим планам, полагая, что наличие малолетнего ребенка может стать препятствием для устройства ее личной жизни, учитывая, что она находится в разводе с отцом Алисы и с ним не проживает, желая вызвать чувство жалости со стороны своего сожителя, Мартынова К.К. приняла решение избавиться от дочери путем убийства».

Такая формулировка обвинения, ставшая результатом девятимесячного расследования, в скором окончании и результатах которого следствие было уверено уже полгода назад, вызывает недоумение. Она представляется внутренне противоречивой, поскольку мать, безразлично относящаяся к дочери, находясь в трезвом рассудке, не могла бы рассчитывать на сочувствие в случае гибели ребенка, а мать, относящаяся к ребенку небезразлично, вряд ли сочла бы его препятствием для личной жизни. При этом после начала ознакомления Мартыновой с материалами дела ее муж сообщил в своем электронном дневнике, что психолого-психиатрическая экспертиза не выявила у обвиняемой никаких отклонений.

Дело Мартыновой (Федоровой) получило широкую огласку. Опубликованы как сообщения об уже установленных случаях нарушения прав обвиняемой, так и многочисленные сведения, заставляющие подозревать другие подобные нарушения, ожидать новых. В частности, прокуратура Новгородской области сообщила, что прокурор Великого Новгорода советник юстиции Ефимов А.А., получивший взыскание в связи с нарушениями в ходе расследования по делу Мартыновой (Федоровой), перешел на работу в ее аппарат. Распространена информация, порочащая обвиняемую. Сделав громкие заявления относительно ее виновности, прокуратура В. Новгорода, однако, отказалась от дальнейших комментариев. Обвиняемая сообщила, что в прокуратуре В. Новгорода с нее взяли подписку о неразглашении данных предварительного расследования, в результате чего гражданам, не имеющим отношения к расследованию, стало невозможным получить хоть сколько-нибудь предметную, пусть даже неполную, информацию об основаниях уже объявленного обвинения. Обвинением затронуты ценности семьи, материнства и детства. С заявлением в защиту Мартыновой А.В. выступила Рабочая группа по защите прав детей Общественной Палаты РФ. По моим наблюдениям, неравнодушная общественность, как и я, напряжена и дезориентирована.

Не имея доступа ко всей полноте сведений, необходимых для верной оценки происходящего, понимая недопустимость вмешательства в ход следствия и давления на суд, но предвидя возможность и осознавая цену возможной следственной или судебной ошибки, прошу:

1) Еще раз довести данную информацию до сведения Генерального прокурора РФ Ю.Я. Чайки и главы Следственного комитета при Прокуратуре РФ А.И. Бастрыкина.
2) Уведомить прокурора Новгородской области Бажутова С.А. о том, что на имя Президента РФ поступило данное сообщение.
3) Добиться проверки руководством Следственного комитета опубликованных в СМИ сведений о фактах, которые могут указывать на нарушения в ходе следствия.
4) Добиться усиления контроля Генеральной прокуратуры РФ за ходом и результатами расследования, или возобновления такого контроля, если по каким-то причинам он был прекращен.
5) Способствовать независимости и объективности суда при рассмотрении дела Мартыновой (Федоровой) А.В., недопущению давления на суд, в том числе со стороны обвинения.
6) Сообщить мне о принятых мерах по данному обращению.

25 декабря 2007 года ФИО
род занятий
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments