Кирилл Мартынов (kmartynov) wrote in novgorod_delo,
Кирилл Мартынов
kmartynov
novgorod_delo

Сегодня прокурору Андрею Ефимову звонили из телевизора.

- Никаких комментариев давать не могу, вообще не имею никакого отношения к этому делу, вы звоните не по адресу, дело в Следственном комитете, - заявил г-н Ефимов.

Человек, который за полгода так и не нашел в себе мужества признать вину своего подчиненного и свою собственную, мягко говоря, небрежность, спасал так называемую честь мундира за счет здоровья моей жены, теперь заявляет, что не имеет отношения к этому делу. Как бы не так.

Прокурору Новгородской области

Бажутову С.А.

173001, г. Великий Новгород,

ул. Новолучанская, 11

 

Копия: в Управление

Генеральной прокуратуры РФ по СЗФО,

Заместителю Генерального прокурора

Гуцану А.В.

190000, г. Санкт-Петербург,

Английская наб., 16

 

от Мартынова Кирилла Константиновича

Заявление

22 марта 2007 года прокуратурой г. Великий Новгород было возбуждено уголовное дело в отношении моей жены Мартыновой (Федоровой) А.В., которая обвиняется в попытке умышленного убийства своей малолетней дочери Алисы, упавшей 26 февраля 2007 года в лестничный пролет.

 

Единственным основанием для подобного обвинения стали показания 11-летнего очевидца падения ребенка, который находился в состоянии шока и ошибочно интерпретировал действия моей жены, пытавшейся удержать свою дочь, – как направленные на попытку столкнуть девочку с лестницы. В настоящее время здоровью ребенка ничто не угрожает.

 

Предварительное расследование по делу моей жены в настоящий момент продолжается, поскольку прокуратура г. Великий Новгород уже в течение полугода не решается передавать дело в суд, затягивая сроки под различными надуманными предлогами, оказывая постоянное психологическое давление на членов моей семьи, в том числе на нашу трехлетнюю дочь.

 

19 апреля 2007 года следователь по ОВД прокуратуры г. Великий Новгород Колодкин В.В. предъявил моей жене обвинение по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 УК РФ. В предъявленном обвинении мотивом инкриминируемого деяния указано то, что ребенок якобы «мешал своим существованием устройству личной жизни» моей жены.

 

Данное обвинение абсурдно, заведомо противоречит известным следователю Колодкину В.В. на 19 апреля 2007 фактам, касающимся характера моих семейных отношений с Мартыновой А.В. и ее дочерью.

 

Считаю, что действия сотрудников прокуратуры г. Великий Новгород, а именно следователя Колодкина В.В., прокурора Ефимова А.А. и его заместителя Михайлова Д.С., предъявивших данное обвинение моей жене, содержат в себе состав преступления, предусмотренный ст. 299 УК РФ – «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности».

 

Это подтверждается следующими фактами.

 

19 марта 2007 года я и моя жена дали следователю Колодкину В.В. свидетельские показания, из которых недвусмысленно следовали благополучность нашей семьи, сложившийся характер семейной жизни, теплые и дружеские отношения между мной, моей женой и ее дочерью Алисой. На тот момент мы постоянно проживали совместно в г. Москва, моя жена занималась воспитанием ребенка и готовилась к поступлению в Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Я был аспирантом того же университета. 30 мая 2007 года защитил кандидатскую диссертацию по философии. Моя жена и ее дочь находятся с декабря 2005 года по настоящее время на моем иждивении, материально полностью обеспечены.

 

В ходе допроса 19 марта следователь Колодкин В.В. интересовался моей работой и уровнем моего дохода, который на тот момент составлял около 50 тысяч рублей в месяц.

 

Он, однако, отказался просмотреть фотографии, подчеркивающие характер наших семейных отношений с Мартыновой А.В. и ее дочерью и пренебрежительно высказывался о моей семье, поскольку на тот момент наш брак еще не был официально зарегистрирован.

 

22 марта 2007 года следователем Колодкиным с санкции заместителя прокурора Михайлова Д.С. в отношении моей жены было возбуждено уголовное дело по ст. 30 ч. 3, ст. 105, ч.1.

 

Ей, таким образом, без всяких веских оснований, исключительно со слов 11 летнего очевидца, инкриминировалась попытка убийства любимой нами обоими дочери. С тех пор и до настоящего момента прокуратура г. Великий Новгород, прикрываясь защитой интересов ребенка, предпринимает все возможное для разрушения нашей семьи и лишения нашей дочери родительского ухода и заботы.

 

Считаю, что мотивы указанных действий сотрудников прокуратуры г. Великий Новгород лежат за рамками требований закона об установлении истины и защиты интересов потерпевшей.

 

Показания, данные Мартыновой А.В. в качестве подозреваемой в марте 2007 года, были безосновательно интерпретированы Колодкиным В.В. как направленные на оправдание своего «преступного умысла» и «инсценировки несчастного случая». Все действия моей жены 26 февраля, находящейся в состоянии шока после несчастного случая с дочерью (испуг, крики, обморок, последующий выход на улицу за матерью, вызов «Скорой помощи» и т.п.), произвольно трактуются следователем Колодкиным как «неестественные» и «имитационные». Свидетельские показания друзей и родственников Мартыновой А.В., а также врачей, наблюдавших ее и дочь в больнице в феврале 2007 года, полностью игнорируются.

 

Следствие, таким образом, прямо исходит из «презумпции виновности» моей жены. Считаю это не проявлением небрежности и непрофессионализм следователя Колодкина В.В., но прямым умыслом с его стороны.

 

В деле имеется письмо председателя Союза Писателей РФ, Члена Общественной палаты В.Н. Ганичева от 22 марта 2007 года, лично знакомого с нами по моей научной деятельности в Московском университете и дающего положительные характеристики нашей семье. Данный документ не был принят во внимание следователем. Напротив, Колодкин В.В. интересовался у Мартыновой А.В. в присутствии ее адвоката Анатолия Богданова тем, какую сумму денег я якобы заплатил за это письмо.

 

13 апреля Колодкин В.В. отбирает у моей жены подписку о невыезде.

 

19 апреля без всяких оснований со стороны Мартыновой А.В. данная мера пресечения произвольно изменяется на взятие под стражу.

 

В этот же день Колодкин В.В. предъявляет моей жене заведомо ложное обвинение, содержание которого указано выше.

 

Никакими конкретными фактами, подтверждающими версию следствия о том, что ребенок якобы мешал личной жизни моей жены, Колодкин В.В. не обладал. Более того, ему были достоверно и заведомо известны факты, противоречащие этому.

 

Считаю, что Колодкин В.В. совершал данные противоправные действия, исходя из мотива личной наживы и желания исправить неудовлетворительные показатели собственной работы по раскрываемости особо тяжких преступлений.

 

Преступный умысел Колодкина В.В. состоял в том, чтобы путем предъявления Мартыновой А.В. заведомо ложного обвинения и ее необоснованного ареста, оказать давление на нее и других членов нашей семьи, вынудить меня передать через доверенных лиц следователя Колодкина крупную сумму денег в обмен на обещания «смягчить статью», поскольку вина Мартыновой А.В. якобы являлась доказанной.

 

Судья Новгородского городского суда Никитин А. удовлетворил ходатайство Колодкина В.В. о произвольном изменении (!) меры пресечения 19 апреля. 7 мая 2007 года прокурор Ефимов А.А. без объяснения причин вновь изменяет меру пресечения в виде взятия под стражу на подписку о невыезде. 8 мая судебная коллегия Новгородского областного суда признает решение судьи Никитина А. необоснованным и проведенным с нарушением УПК РФ.

 

В документах прокуратуры г. Великий Новгород действия Колодкина В.В. по незаконному аресту моей жены названы «небрежностью», повлекшей за собой лишение последнего премии за третий квартал 2007 года. Считаю, что действия Колодкина В.В. по незаконному задержанию и аресту, предъявлению абсурдного обвинения были, напротив, хорошо спланированы им и вызваны прямым умыслом, мотивы которого указаны выше.

 

Колодкину В.В. было заведомо известно, что он совершает должностное преступление, ходатайствуя о произвольном измени меры пресечения в отношении моей жены и задерживая ее как якобы преступника, представляющего опасность для общества. Однако Колодкин В.В. сознательно пошел на этот шаг, поскольку ему было известно, что я буду защищать свою семью.

 

Предъявляя обвинение и совершая арест моей жены, он рассчитывал на то, что такая защита с моей стороны выльется в поиск возможностей закрыть дело незаконным способом, по договоренности с доверенными лицами следователя.

 

В дальнейшем для того, чтобы скрыть следы своего преступления, Колодкин В.В. совершает должностной подлог.

 

20 апреля 2007 года Колодкиным В.В. по ходатайствам адвоката Богданова А.Г. были приобщены и вшиты в материалы дела психологическая характеристика Мартыновой А.В, фотографии Мартыновой А.В., Мартынова К.К. и их дочери, подтверждающие дружелюбный характер отношений в семье, квитанции по денежным переводам Мартынова К.К. Мартыновой А.В. от 09.03.2007 г. и 26.02.2007 г., протоколы опросов граждан в г. Москва, собранные защитником в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

С момента приобщения, вышеуказанные материалы являлись доказательствами по уголовному делу, поскольку характеризовали личность  Мартыновой А.В., отношения Мартыновой А.В. со своей дочерью Алисой и Мартыновым К.К., образ нашей совместной жизни и сложившиеся семейные отношения.

Однако как следует из  письма прокуратуры Великого Новгорода от 23 апреля 2007 г. постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры Великого Новгорода Колодкиным В.В. в удовлетворении указанных ходатайств отказано. Приобщенные документы из материалов уголовного дела изъяты. В последствии, 24.05.2007 г., жалоба адвоката Рыбалова А.К. на вышеуказанное постановление удовлетворена заместителем прокурора Великого Новгорода Михайловым С.М., постановление признано незаконным. 

В соответствии с ФЗ от 20 февраля 1995г. №24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации», документ приобретает официальный характер с момента подписания его уполномоченным должностным лицом.

 

Защита располагает процессуальным документом  изготовленным и подписанным следователем Колодкиным 23 апреля 2007г.и отражающем два  взаимоисключающих процессуальных  действия: лист первый – «Постановление о полном отказе в удовлетворении четырех ходатайств адвоката Богданова А.Г.», лист второй – «о частичном  удовлетворении четырех ходатайств (тех же) адвоката Богданова А.Г.».

 

Возникновение этих документов вызвано не техническими ошибками следователя Колодкина В.В., а его умышленными действиями, искажающими характеристику личности обвиняемой по материалам уголовного дела.

 

Получив 20.04.2007г. вышеуказанные ходатайства, следователь Колодкин В.В. в устной форме сообщил адвокату Богданову А.Г., что приобщает предоставленные материалы к уголовному делу, 23.04.2007г. вынес постановление о частичном удовлетворении ходатайств защитника (лист второй постановления), предоставил копии вышеуказанных материалов в качестве доказательств в Новгородский областной суд для рассмотрения жалобы адвоката Богданова А.Г. на решение Новгородского городского суда о применении к Федоровой меры пресечения в виде содержания под стражей, что подтверждается материалами по мере пресечения № 3\1-103\22-503 и постановлением следователя о частичном удовлетворении ходатайств адвоката Богданова А.Г. от 23.04.2007 г.

 

Однако позже, датировав документ 23 апреля 2007 г., следователь Колодкин В.В. вынес повторное постановление: о полном отказе в удовлетворении вышеуказанных ходатайств адвоката (лист первый постановления), сообщил об отказе и вернул адвокату Богданову А.Г. подлинники предоставленных ему ранее документов, ранее приобщенных к уголовному делу в качестве доказательств и вшитых в него, т.к. содержат характерные следы от дрели которой следователь Колодкин пользуется для сшивания документов уголовного дела в одну папку.

 

Таким образом, следователь Колодкин В.В, фактически внес в официальный документ ложные сведения, а именно: в постановление об удовлетворении ходатайств  защитника от 20 апреля 2007 г. были внесены сведения об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств с исправлением даты на 23 апреля 2007 г.

 

Заместитель прокурора г. Великий Новгород Михайлов Д.С. отказал защите в проверке данных действий следователя, заявив в своем официальном ответе, что они якобы являлись «технической ошибкой», что абсурдно. Возникновение документа, занимающего стандартную машинописную страницу, полностью противоположного по смыслу более позднему постановлению следователя, объясняться технической ошибкой не может.

 

В мае-июле 2007 года следователь Колодкин В.В., осознавая преступный характер своих манипуляций с документами по уголовному делу, разыскивает данные бумаги, изъятые им из дела и возвращенные адвокату Богданову, имитируя активное расследование обстоятельств падения ребенка.

 

Его действия направлены на то, чтобы вернуть данные бумаги в дело и тем самым скрыть факт подлога. В попытке найти данные документы Колодкин В.В. в июне 2007 года организует два обыска на квартире у Мартыновой А.В., не имеющих никакого процессуального смысла, в ходе которого у последней изымаются все бумаги, имеющие какое-либо отношение к делу (то есть возникшие после 22 марта 2007 года), как якобы могущие помочь в установлении мотивов инкриминируемого деяния 26 февраля 2007 года.

 

Колодкин В.В. неоднократно в устной форме требует вернуть данные документы у Мартыновой А.В. и адвоката Рыбалова К.А., называя невозвращение бумаг «препятствованием следствию».

 

В апреле-мае 2007 года Ефимов А.А. и Колодкин В.В. дают о ходе расследования дела Мартыновой А.В. ряд комментариев в прессе, цель которых состоит в том, чтобы оправдать собственные противоправные деяния и проявленную беспрецедентную жестокость по отношению к молодой матери и ее ребенку, оскорбить честь и достоинство моей жены.

 

Так 20 апреля 2007 года в интервью электронному информационному агентству novgorodinform.ru Ефимов А.А. утверждает, что «ребенок не мог самостоятельно перебраться и выбраться через перила». Там же Ефимов А.А. связывает публичную кампанию по защите Мартыновой А.В. от заведомо ложного обвинения и необоснованного взятия под стражу, начатую мной, с «высокопоставленным московским покровителем».

В интервью «Комсмомольской правде – Санкт-Петербург» 20 апреля 2007 года Ефимов А.А. оговаривается, что «если бы мальчик не оказался в нужном месте в нужное время, все выглядело бы как несчастный случай», т.е. признает, что иными доказательствами кроме слов мальчика следствие при предъявлении обвинения не располагало.

 

5 мая 2007 года в программе «Сегодня» телекомпании НТВ Колодкин В.В. заявил дословно, что « …руками, перехватила руки, взяла свою дочь… я не знаю, как она вот… даже мать ее не назовешь после такого – за две руки, подержала над пропастью и сбросила вниз».

25 апреля 2007 года в передаче местной телекомпании «Волхова» Колодкин В.В. заявил, что «Убедившись, что никого нет, Фёдорова Антонина правым боком протащила свою дочь в пропасть межлестничных перил, подержала двумя руками над пропастью, глядя в затылок, и отпустила… Там один лозунг: отдайте матери ребёнка. Я могу перевести его другими словам: отдайте убийце его жертву. Так что ли? Чтобы она ещё раз могла реализовать свой умысел. Нет, я такого не допущу».

 

В газете «ВолховЪ» № 17 от 2 мая 2007 года Колодкин В.В. заявил, что

 

«По свидетельству близких, девочкой она мало занималась, больше за ней бабушка с первым мужем ухаживали. Хотя, конечно, могла бы оставить девчушку той же бабушке, наконец, отдать в детдом… Я долго верить не хотел, что мать здесь может быть виновна, да и сейчас верить в это не хочется. Факты проверяли тщательно. Мальчик, который стал свидетелем, к фантазиям не склонен. К тому же, о том, что видел, сказал буквально несколько минут спустя после происшествия – у него времени придумать не было и никакой заинтересованности в том, чтобы обманывать. Его слова проверяли с помощью экспертизы. Сшили куклу по размеру девочки, бросали её в пролёт с того места через решётку, она упала точно туда, куда и девочка. А мать, рассказывая о том, как увидела девочку, пролезшую за перила, меняла показания».

 

В «Независимой газете» от 14 мая 2007 года:

 

«Следователь Колодкин еще раз повторяет, что начальство запретило давать ему комментарии журналистам, и немедленно дает еще один комментарий: «Поймите главное. Если бы я не был уверен, что она виновна, за это дело я бы не брался. Почему мы выбрали такую меру пресечения? Потому что это очень серьезная статья, нигде в мире по таким статьям людей под подписку или под залог не освобождают. На первых допросах она путалась в показаниях, сейчас уже уверенно говорит, что девочка упала сама. Ну а что ей еще говорить?»

 

Данные высказывания следователя Колодкина В.В., в которых прямо оскорбляется честь и достоинство моей жены, а также фактически выносится ей обвинительный приговор, названы заместителем прокурора г. Великий Новгород Михайловым Д.С. в официальном ответе «информационными и согласованными с руководством». Ответственность за них, таким образом, лежит не только на Колодкине В.В., но и на его руководителях.

Следователь Колодкин также распространяет данные о личной жизни моей семьи (в своих «беседах» со свидетелями и комментариях журналу Gala № 7 за 2007 г.).

 

В дальнейшем следователь Колодкин В.В. отбирает подписки о неразглашении данных предварительного расследования у всех участников процесса. Данные процессуальные действия Колодкина В.В. при расследовании обстоятельств несчастного случая бессмысленны с точки зрения требований закона об установлении истинной картины случившегося.

 

Считаю, что они также связаны с попыткой следствия скрыть следы собственных противоправных действий, сообщение о которых в июле 2007 года передано мной в установленном законе порядке в Басманную межрайонную прокуратуру г. Москвы по месту жительства, переданы оттуда на рассмотрение прокурором Ефимовым А.А. Последний ответил на мое заявление на 9 листах одним предложением «Вам полностью отказано», что свидетельствует об отсутствии у Ефимова А.А. аргументов, подтверждающих законность действий его подчиненного, желании скрыть противоправные действия следствия.

 

 

 

 

 

 

Исходя из вышеизложенного, прошу:

 

1) Возбудить в отношении Ефимова А.А., Михайлова Д.С. и Колодкина В.В. уголовные дела по признакам преступления, предусмотренным ст. 299 УК РФ – «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности»;

 

2) Прекратить уголовное дело моей жены Мартыновой А.В. в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, абсурдности и заведомой ложности предъявленного ей обвинения.

 

7 сентября 2007 года                                                                       Мартынов К.К.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments